Ищите ответ? Задайте вопрос юристам!
10814 юристов ждут Вас
Быстрый ответ!
Задать вопрос

Россия

Поручительство после смерти заёмщика

Моя бывшая жена взяла кредит на 300 тысяч рублей с 7.11.2010 г. обязуясь выплатить его до 20.01.2012г., где я и еще один человек выступали поручителями, после чего мы поругались и с 1.12.2011 вместе не проживали, последний платеж по кредиту был 03.03.2011г., после чего моя жена трагически погибла в феврале 2012 года, я отказался от права наследования о невыплате кредита я не знал, уведомлений и звонков от кредитора я не получал. 10.10.2013 мне пришла повестка в суд где говориться, что я должен 3 миллиона рублей с учетом процентов. обязан ли я платить по долгам? и должен ли был меня уведомить кредитор о неуплате по очередному платежу?
Ответы юристов
()

В законе нет прямых указний по вашему случаю, поэтому суды трактуют это по-разному. Вот описание судебной практики по похожему случаю. Я думаю, что вам нужно бороться с банком до самой высшей инстанции - шансы есть.

Сберегательный банк РФ (далее - банк) обратился в суд с иском к ответчикам, ссылаясь на то, что 24 июня 2004 года заключил с Гордюковым H.A. кредитный договор, по условиям которого предоставил заемщику кредит в сумме Х рублей сроком на 5 лет под 19% годовых. В обеспечение исполнения обязательств по указанному договору банк заключил с Мироновым В.А., Тарабукиным A.B., Удмурцевым А.Т. и Удмурцевой Ю.И. договоры поручительства, на основании которых ответчики обязались перед банком отвечать за исполнение Гордюковым H.A. всех его обязательств по кредитному договору. При этом договоры поручительства содержали в качестве одного из условий согласие поручителей отвечать перед кредитором также и за любого нового должника в случае перевода долга. Поскольку 21 июля 2004 года Гордюков H.A. скончался, не выполнив в полном объеме обязанности по возврату банку денежных средств и причитающихся процентов, истец (банк) просил взыскать с ответчиков солидарно сумму основного долга по кредитному договору, проценты и неустойку.

Ответчики иск не признали.

Решением Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 29 марта 2005 года в удовлетворении иска отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 2 июня 2005 года решение суда было отменено и вынесено новое решение об удовлетворении исковых требований.

Постановлением президиума Свердловского областного суда от 2 ноября 2005 года определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 2 июня 2005 года оставлено без изменения.

В надзорной жалобе, направленной в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, Тарабукин A.B. просит отменить определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 2 июня 2005 года и постановление президиума Свердловского областного суда от 2 ноября 2005 года и оставить в силе решение Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 29 марта 2005 года.

Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации от 11 сентября 2006 года дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации и затем передано для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции - Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия находит их обоснованными, а обжалуемые судебные постановления подлежащими отмене, поскольку в силу статьи 387 Гражданского процессуального кодекса РФ (ГПК РФ) основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

В соответствии с пунктом 1 статьи 367 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ) поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства, а также в случае изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего.

Согласно статье 418 ГК РФ обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника.

Суд первой инстанции, отказывая банку в иске о взыскании с ответчиков суммы основного долга по кредитному договору, процентов за пользование денежными средствами и неустойки за просрочку исполнения денежного обязательства, руководствовался вышеприведенными нормами и исходил из вывода о том, что для этого отсутствуют предусмотренные законом и договором основания.

Решение суда первой инстанции базируется на том, что Гордюков H.A. умер, его наследники в установленный законом срок не подали в нотариальный орган заявления о принятии наследства и поэтому они не привлечены судом к участию в данном деле, само выморочное имущество отсутствует, поэтому обязательства по кредитному договору прекращаются, а с ними прекращаются и обязательства, вытекающие из договора поручительства.

Отменяя решение суда и принимая новое решение об удовлетворении иска, судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда сослалась на нарушение районным судом норм материального права, выразившееся, по ее мнению, в неправильном толковании положений части 1 статьи 418 ГК РФ о прекращении обязательства в связи со смертью должника.

Судебная коллегия указала, что обязательства, вытекающие из кредитного договора, не связаны неразрывно с личностью должника, банк может принять исполнение от любого лица. Мол, то обстоятельство, что наследники должника не приняли наследство, и наследственное имущество не установлено, не имеет определяющего значения для разрешения данного спора. Кредитный договор обеспечен поручительством. Этого, дескать, довольно, поскольку поручители обязались отвечать не только за заемщика, но и за любого иного должника в случае перевода долга на другое лицо. При таких обстоятельствах, по мнению коллегии, смертью должника кредитное обязательство не прекращается, а подлежит исполнению поручителями, как солидарными с заемщиком должниками, являющимися ответственными перед банком в том же объеме, что и умерший должник.

Как это ни прискорбно для банков, но Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации с такими выводами не согласилась, поскольку они основаны на неправильном толковании и применении норм материального права о переводе долга, поручительстве и прекращении обязательств

В 


Не нашли ответ? Задайте свой вопрос юристам
10814 юристов ждут Вас




×
Не смогли найти ответ? Тогда: